Перспектива

Twinland

Coconut Run

Dys4ia

One Step Back

П.С. О любви и ненависти.

Моросил частый дождь, его мелкие капли, пусть и совсем не настойчиво, но разом поливали местность в несколько сотен метров. Тёмно-голубое небо нависало над полуразрушенном городом, от горизонта до горизонта, отражалось в лужах на асфальте и на земле, покрывая всё окружающее своими тонами. Сливаясь воедино, местность образовывала однотонную композицию. На главной площади города, по трещинам былого асфальта, протекали радужные речушки, получившие свой окрас, слившись с машинным топливом. Скрюченные почерневшие от влаги деревья изредка сбрасывали остатки своей пожелтевшей кроны. Вдоль асфальтовых дорог, ведущих с площади, догнивали разрушенные деревянные дома, кирпичные здания с уцелевшей лицевой стороной напоминали театральные декорации. На ступеньках деревянного крыльца одного из домишек, от которого только оно и осталось, сидел заросший щетиной молодой человек лет двадцати семи. Осторожно оглядываясь и, завидев в полсотни метров от себя мужчину, направляющегося к площади, он достал из целлофана завёрнутый в бумагу хлеб. Быстро расправившись с ним и смяв бумагу, аккуратно поместил её в пакет, в котором так-же лежал письменный конверт. Не дойдя десятка метров до крыльца, мужчина, выронил из кармана потрёпанный ёмкий кошелёк. Прикрыв целлофан, молодой челвек поместил его под ступень, двинулся в сторону мужчины и, разминувшись с ним, подошёл к кошельку, с опаской схватил его и скрылся с дороги в ту сторону, где когда-то стоял жилой дом. Преодолев по слякоти и строительной грязи около трёхсот метров, он забрался в погреб, который некогда находился в гараже. Скрутив провода, мужчина включил тусклую лампочку и обогреватель, после чего, открыв добытый кошелёк, заинтриговано взирал на компьютерный лазерный диск...


Будучи мальчиком лет восьми, я всячески избегал внимания родителей на мою игровую деятельность. Не знаю почему, но держа в руках джойстик, когда в комнату заходил кто-либо из взрослых, я начинал зажимать губы между зубами, опускать брови, прищуривать глаза, делая вид, что в данный момент я веду активную мозговую деятельность, занят и совсем никого не замечаю. Вспоминаю, что это была попытка оправдать игнорирование возможной просьбы выключить приставку. Впервые в игры на приставке, известной как денди, я поиграл в гостях у подруги своей маменьки, которой тогда едва исполнилось восемнадцать. Играли мы в игру TMNT — «Черепашки-мутанты ниндзя».Это был голубой картридж с содраной наклейкой. Я до сих пор помню эти уровни, врагов, боссов. Вот только недавно я наблюдал на них в экране телевизора, где они жили отдельной от реального мира жизнью. И тут мне предоставляется возможность почти лично поиметь дело с Бибопом. Были ассоциации, будто он, тот самый из мультсериала, со своими характером и злыми намерениями, пришёл разобраться со мной. Всё, что происходило на экране, казалось правдой. Само собой, я понимал, что этого всего не существует. Но однажды игра станет слишком реальна, да настолько, что и выбраться из неё может оказаться невозможным...


Молодой человек достал диск из кошелька, убедился в его целостности и судорожно сунул в считывающее устройство лазерного проигрывателя. Дождавшись загрузки диска, он тотчас-же включил просмотр видеоролика. На экране, крупным планом, перед ним предстал тот самый мужчина, обронивший кошелёк:


 — Буду говорить по делу и без повторений, улавливайте быстро, времени мало! После включения ролика их патрульные сразу обнаружат вас и выследят! Общество здесь, насколько вы успели понять, делится на три группы: играющие — те, кому плевать на всех на их Родине, они здесь для развлечения, их привлекает простота здешней жизни, они наврядли захотят отсюда выбраться; рационалисты — как известно, один реальный час эквивалентен нескольким местным часам. В силу этого явления людям предлагают здесь образование, исследовательсую работу и имя на Родине за сделанные открытия. Разумеется владельцы этой системы никому имени не делают, а учёных не выпускают не под каким предлогом; третья группа людей — это мы, наверное, и вы. Нам известно, что игровая система работает парктически полностью опираясь на работу мозга человека, на его фантазию. Всё что вы видите — лишь ваше представление этих объектов, система только сообщает где и какой находится объект. Поэтому играющие не хотят уходить, здесь всё выглядит по их фантазиям, только напрягаться не надо. Так-же игра анализирует мысли пользователей. И существует такое помышление, что система выдаёт ошибку и выкидывает вас из игры. Поиском этого занимается группа людей, находящиеся в руинах. В тот момент, когда я вам это говорю, патруль уже в пути. Диск записывается в отдалённом от меня месте, где находится мой чекпойнт. Когда патруль ворвётся в помещение, к вам так-же он прибудет в течении нескольких секунд, будьте готовы.


Через мгновение стена позади докладчика рухнула под ударом шарообразного робота, который тут же выстрелил в него, и тот растворился в воздухе, следующий залп последовал в камеру... По экрану пошла рябь. В тот же момент послышился нарастающий звук поступи чего-то большого. Обречённый взял топор, перерубил им толстый электрический кабель и снял с него изоляцию. Приблизившись, что-то, непромедляя, со скрежетом вырвало дверь люка, человек спрятался среди металлических полок вдоль стены. В люк опустился массивный окуляр робота, на шарообразном корпусе которого были налеплены броневые пластины и сигнальные огни, а из отверстий исходили гладкие чёрные щупальца. Он раскрылся, и из него в погреб опустился патрульный в тяжёлой броне. Скрывающийся, не теряя времени, присланил кабель к непрошеному гостю. Тот-же отскочил и, упав, приходил в себя. Человек извлёк диск из проигрывателя, измельчил его топором и крепко сжал голыми руками концы кабеля. Бившись в судорогах, он чувствовал как всё тело корчится от напряжения, сердце пронзила острая боль, глаза уже ничего не разберают, постепенно ушли все чувства. Растворившись в воздухе, человек появился на месте своего чекпойнта, чуть не упал, слегка подкосились ноги, так обычно бывает после респауна, пока тело полностью расслаблено...


Когда человек начинает играть в видео-игры, на дереве его чувства юмора вырастает ещё одна маленькая веточка: когда мы с братом начинали драться, мы изображали стойки из игры «Mortal kombat», периодически подгибая колени, взяв в руки видео камеру я начинал бегать с игрушечным пистолетом и записывать свои манипуляции, разговаривали однообразно открывая рот, держали обеденные ложки так, будто держим в руках пистолеты и какими только моментами себя не веселили. Лично я всегда, поиграв в какую-либо игру, начинал бурно фантазировать на её тему, продумывая всё до мелочей, прорабатывая возможности до мельчайших манипуляций. Именно это и побудило меня когда-нибудь заняться разработкой игр. В школе, в десятом классе, мы должны были начать проходить программирование. Меня посетило чувство радости: «Нас обучат, и я наконец смогу осваивать сферу игростроения!» Нас обучали переписывать код «калькулятора» со школьных учебников на языка VB. Так и пришлось копаться самому. Сейчас у меня есть кое-какие успехи, но сделать полноценную игру я пока не смогу. Я всегда желал, чтобы у нас, с семьёй, было какое-либо дело, творческая деятельность, но каждый из моих братьев и сестёр не сильно сходились со мной в интересах. А брат мой любит играть в онлайн игры. Я люблю играть, погружаться в историю мира за экраном, познавать мир, который создал другой человек, таким образом, может, в чём-то познавая его внутренний мир. Он же играет ради игры, ценит в играх технологичность и, честно говоря, сам не знает с какой целью играет. Раньше мы играли вдвоём. Из каждой игры мы делали свою игру. Мы назвали это игрой в «жизнь». В игре «rock and roll racing» на уровне городка со светофорами у нас родилась эта идея. Мы ездили соблюдая правила. В серии игр «Worms», в том числе и 3D, мы рыли себе окопы строили шахты, подземные замки, воздушные трубы, прятали в них червей и согласовано начинали войну. И другие разные идеи посещали нас. Теперь мы не делали этого почти год. Я люблюб играть. Он влюбился в онлайн игры. Я же их возненавидел. Я сначала пытался породниться с ними и играть вместе с братом. Но на долго меня не хватило. Зачем играть в то, что не имеет никакой конечной цели, ничему тебя не научит, чем ты в принципе не восхищаешься, а просто оттарабаниваешь до максимального уровня и делать становиться нечего? Я не нашёл для себя в этом смысла...


На мгновение молодого человека пронзила всё та же боль и тут же ушла — это входит в алгоритм работы системы. Не оглядываясь, он сделал пару шагов, оставаясь под впечатлением смерти, и полетел с мостика под потолком, невысоко над которым парил белый шар, это был его чекпойнт, и стреском свалился на картонные коробки. Помещение, в которое он попал, выглядело как склад, заставленное простеньким оборудованием. -Вы уже здесь! Я Сергей. Это Дмитрий. — Серьёзным поспешным тоном сказал Сергей, показывая на своего приятеля. — Нам пришлось немного покопаться с вашим чекпойнтом. Он только что был здесь,  — Сергей нажал на одну из клавишь на клавиатуре — а теперь он находится в локации тридцатых годов, там по всей видимости находится ваш брат.


 — Я Вадим.
 — Неважно. Странно, что Михаил согласился вам помочь, он с опаской относится к тем, кто обращается с просьбой найти его брата, так как он сам здесь по той же причине и его мог пытаться взять патруль, как это уже было. Он пожелел, что расчувствовался и пошёл на встречу.
 — Кто такие патрульные.
 — Одна организация написала вирус находясь прямо в игре, теперь никак никто не может выйти отсюда, и она пользуется этим, приписывая разработки учёных себе. А тех кто бунтует, таких как мы, помещают в пустую безгравитационную локацию, где не прибить себя и некого попросить, чтобы заново появиться в точке чекпойнта. Вы совсем кстати здесь появились, сейчас наведается патруль, вот вам диск, зайдёте в бар, там распротраните информацию на диске. Ваш брат занимается распространением в тридцатых техники из других локаций, там будет на чём его просмотреть. Полезайте в вентиляцию и падайте.
 — Стойте, а как быть...
 — Да полезайте пока компьютеры целы и ваш чекпойнт в нужном месте!


Тут же в стены врезались роботы и щупальцами начали без разбору сметать всё на своём пути. Вадим выбил ногой решётку, уложил аккуратно диск и прыгнул...


Со временем игровая индустрия росла, мой брат рьяно за этим всем следил, пока не угодил в ловушку свего-же разума. С появлением технологии, погружающей мозг в подобие сна и подключающей его в общую сеть, мой брат не решил пропустить и это. Он не особо любил игры, в которые играешь будто читаешь книгу. В них есть переживания, радость, неповторимый мир. Многие лишь забирают человека от окружающих его. Окружающим не всегда приятно, например мне. Игры не наркотик, а если становятся привычкой, то всёпоглощающей. Я ненавижу когда водят за нос по кругу...


За несколько месяцев Вадим видел своего брата всего раз, он убедил уйти оттуда и последовать данной на диске инструкции многих людей, но после того, как он смотрел ему в спину, уходящему из бара, больше он с ним не заговаривал.


...Не знаю, вернусь ли я туда снова...

Blank